ТИОЛА

 

Яша нехотя, через силу, потянулся к зазвонившему телефону. "Кого это чёрт... Да, я слушаю!". Трубка молчала. Яша подержал её ещё две-три секунды у уха, потом дунул в неё на всякий случай и, ещё раз сказав "Хелло", резко повесил на рычаг. Настроение было дурное, как и погода на дворе.

Дождь лил уже третьи сутки. Он то отчаянно хлестал в стёкла окон, то, приустав верно, уныло и монотонно шептал что-то... Потом, будто опять набравшись сил, ярился пуще прежнего.

Отвратительно и там, за стенами, отвратительно и в этих стенах, и ещё отвратительней на душе. И не помогает ни курево, перенасытившее дымом комнату, ни жалкий его чёрно-белый телевизор, большинство каналов которого мельтешат с ума сводящей чересполосицей, вызывая еле сдерживаемое желание трахнуть по этой коробочке предметом потяжелее...

У него, у Яши, постоянная, особенно, когда он наедине с собой, гримаса, в которой апатия, тоска, а порой и отчаяние. Одиночество, одиночество... Один он и никому до него дела нет, и редкие телефонные звонки, раздающиеся порой в его квартире, чаще всего оказываются ошибочными.

Погода--дрянь, телевизор--тоже, книги все прочитаны, и вот только стопка зачитанных журналов с пожелтевшими и рассыпающимися страницами дают Яшиной душе какую-то, весьма шаткую, видимость занятости. Видимость, видимость, видимость...

И тут телефон опять растрещался. Снова ошибка, привычно отметил Яша и решил не реагировать. Но телефон не унимался. Пришлось всё-таки Яше подняться, распрямиться несколько и снять трубку. Милый девичий голос с мелодичными интонациями спросил что-то по-английски. Яша не ухватил суть фразы, заранее будучи уверенным, что обращаются, конечно же, не к нему.

-Милая девушка,--Яша всё же где-то в глубине души был галантен, а тут ещё возможность хоть фразу-другую слепить по-английски,--вы не туда звоните... Это ошибка... Вы набрали не тот номер... К великому для меня сожалению, конечно...

Девушка рассмеялась:

-Нет, я не ошиблась, я звоню именно вам.

-Вы в этом уверены?

Девушка опять рассмеялась (Боже, какой у неё серебристый смех, прямо колокольчики какие-то)!

Девушка опять рассмеялась (Боже, какой у неё серебристый смех, прямо колокольчики какие-то)!

-Совершенно уверена.

-Мм... А как вас зовут?

-Тиола.

-Тиола? Нет, что-то не припоминаю... Мне очень жаль, но это, увы, ошибка. Но... может быть, вы и в самом деле меня знаете? Ну вот как меня зовут, например?

-Ну, как же! Джэйкоб, конечно!

Вот оно что! Она знает моё имя! Неимоверно! Как бы то ни было, нужно ухватиться за эту ниточку, не упускать её, ведь из этого что-то может и получиться... Чем чёрт не шутит!

-Да... смотрите... ведь верно...

-А чем вы, Джейк, сейчас занимаетесь?

-Да так... Ничем, собственно. Скучаю. На душе довольно тоскливо. Вроде как на дворе... А вы что поделываете?

-А у меня вроде как и у вас. Телевизор осточертел--аж в глазах рябит и голова как чугунная... Вот и решила вам позвонить.

-Это просто замечательно! А сколько лет вам, простите, Тиола?

-Мне? Двадцать два. А вам?

-Мне сорок (Яша одним духом, не поперхнувшись, укоротил свой возраст на довольно длинный хвост). А что? Вам кажется много? Слишком стар, быть может, для вас?

-Нет, ничего...

-А знаете что, Тиола! Приходите ко мне в гости, а? Я живу на...--(он назвал свою улицу).--Это не далеко от вас?

-Нет, не очень... Только дождь вот...

-Ну, что там дождь! Приходите! Вместе что-нибудь придумаем! Скучно не будет! Номер моего дома... апартмент... Записали? Придёте? Ну вот и хорошо! Так, вы говорите, минут через 20-25? Я вас жду!

И Яша стал поспешно соображать, что необходимо сделать к приходу гостьи. Побриться, конечно же, в первую очередь. Душ бы принять! Да нет, не успею... Надушусь вот остатками советского "Шипра"... И убрать немного... Лишнее--в кладовку! А так--всё, вроде бы, в порядке, даже угостить есть чем.

И Яша, побрившись и надушившись, надев свежую рубашку и сменив пижамные штаны на джинсы, сел у окошка высматривать гостью. Он прислонился разгорячённым лбом к холодному и

-Совершенно уверена.

-Мм... А как вас зовут?

-Тиола.

-Тиола? Нет, что-то не припоминаю... Мне очень жаль, но это, увы, ошибка. Но... может быть, вы и в самом деле меня знаете? Ну вот как меня зовут, например?

-Ну, как же! Джэйкоб, конечно!

Вот оно что! Она знает моё имя! Неимоверно! Как бы то ни было, нужно ухватиться за эту ниточку, не упускать её, ведь из этого что-то может и получиться... Чем чёрт не шутит!

-Да... смотрите... ведь верно...

-А чем вы, Джейк, сейчас занимаетесь?

-Да так... Ничем, собственно. Скучаю. На душе довольно тоскливо. Вроде как на дворе... А вы что поделываете?

-А у меня вроде как и у вас. Телевизор осточертел--аж в глазах рябит и голова как чугунная... Вот и решила вам позвонить.

-Это просто замечательно! А сколько лет вам, простите, Тиола?

-Мне? Двадцать два. А вам?

-Мне сорок (Яша одним духом, не поперхнувшись, укоротил свой возраст на довольно длинный хвост). А что? Вам кажется много? Слишком стар, быть может, для вас?

-Нет, ничего...

-А знаете что, Тиола! Приходите ко мне в гости, а? Я живу на...--(он назвал свою улицу).--Это не далеко от вас?

-Нет, не очень... Только дождь вот...

-Ну, что там дождь! Приходите! Вместе что-нибудь придумаем! Скучно не будет! Номер моего дома... апартмент... Записали? Придёте? Ну вот и хорошо! Так, вы говорите, минут через 20-25? Я вас жду!

И Яша стал поспешно соображать, что необходимо сделать к приходу гостьи. Побриться, конечно же, в первую очередь. Душ бы принять! Да нет, не успею... Надушусь вот остатками советского "Шипра"... И убрать немного... Лишнее--в кладовку! А так--всё, вроде бы, в порядке, даже угостить есть чем.

И Яша, побрившись и надушившись, надев свежую рубашку и сменив пижамные штаны на джинсы, сел у окошка высматривать гостью. Он прислонился разгорячённым лбом к холодному и влажному стеклу, и даже немного приоткрыл окно, не столь, правда, для лучшей обозреваемости, а чтоб хоть немного выдуло табачный дым.

Дождь, дождь и дождь. И ни собаки на улице! А какое всё-таки имя у неё красивое и оригинальное--Тиола! Никогда и не слыхивал такое... И вообще, какие имена у них красивые, звучные... И какое разнообразие! Белинда, Мелисса, Бренда и, Бог ты мой, сколько ещё! Не то, что там, в России... Там ведь и имён осталось где-то по десятку на тот и другой пол. Одних Наташ-то сколько! Чуть ли не каждая вторая--Наташа... Ну прямо тьма тьмущая! Или вот это имя--Степанида. Грубое, толстозадое и, к счастью, уже отмершее... А вот у них здесь-- Стефани... Ведь то же имя, а как звучит! А сколько времени уже прошло? Полчаса? Неужели не придёт? Но вот опять телефон.

-Да! Тиола? Ну что же это вы так... Я ведь вас жду.. Откуда вы звоните?

-Звоню из дому... Дождь-то какой! Никак не решусь выйти...

-Ну как же так? А зонтик?

-Нет у меня зонтика.

-Ну, накидка какая-нибудь, пончо, может быть...

-Нет у меня ничего этого... Может быть, как-нибудь в другой раз увидимся... И, к тому же, я не знаю насколько это удобно? Ведь ваша семья...

-Да какая, к чёрту, семья! Никого у меня нет, я живу один! И что такое, что дождь! Я так настроился вас увидеть! Ну, прибегите без зонтика. Вы ведь молоденькая, ну что вам стоит пробежаться! А то, что промокнете--обсушитесь. И чай у меня, конечно, есть, или кофе... И вино есть--вам понравится. И если всё это вас не согреет--(тут Яша проглотил комочек некоторого смущения)--то согрею вас я...--(Последнее он произнёс полушёпотом, но с некоторым нажимом).

Тиола прыснула со смеху, и снова заливисто зазвенели колокольчики. Какой же изумительный смех у неё, искрящийся, просто волшебный... Похожа ли она сама, интересно, на свой смех?

-Я вас понимаю...--Тиола еле справилась с накатившим на неё весельем,--но высунуть нос в такую погоду...

-Постойте! А если бы я к вам пришёл, а? Удобно ли это? Как вы полагаете? Может, дадите мне ваш адрес?

-Мм... Ну, что ж... Пожалуй. Запишите...

И Яша быстро на старом конверте нацарапал её координаты. Да, он представляет, где это...

-Четырнадцатый этаж? О, это большой дом?

-Да. А когда вы думаете прийти?

-Ну как вы скажете! Я прямо и сейчас могу!

-Ну, и о'кей! Я жду вас. Чао.

Яша собрался как солдат по тревоге. Раз-два, и вот он уже на улице, под всё ещё сыпящим дождём, развесившим свою тягомотину на целую неделю, наверное. Но Яша в плаще, под зонтом и в сапогах. Сапоги ещё советские, но хоть и без знака качества, всё же, как это ни странно, продолжают исправно служить ему.

Яша идёт быстро, чуть ли не бежит, не разбирая дороги, прямо по лужам, прикрываясь зонтиком так, что оставляет себе обзору всего только на два-три ближайших шага. Благо, не на кого наткнуться--все, кто не работает, по домам сидят. И вот... Надо же тебе такое...

-Яков? Куда это вы в такой дождь?

О, дьявол! Это знакомая старуха--щука с железными зубами... Морда топором!

-Куда-куда! К друзьям...--(Всё ей надо, холере, знать!)-- Пока! Будьте!

-Яков, Яков! А не дают ли где что-нибудь? Вы мимо церкви не проходили? Вроде бы обещали какие-то продукты... Я и подумала, что в такую погоду и очереди-то может и не быть...

-Не знаю! Не проходил! Не видел!...

И Яша припустил дальше, оставив неугомонную в своих исканиях старуху самолично доискиваться--дают ли сегодня что-то там или не дают.

А вот и этот билдинг. Верхние этажи его окутаны ползущей густой серой мутью, сквозь которую кое-где пробивается свет окон. Ну да, там, наверху, без электричества, сплошная ведь темень... И это почти в полдень! И льёт нескончаемо... Когда же, в конце концов, эта напасть иссякнет!..

В вестибюле шаталось несколько пожилых людей, вероятно, им не сиделось в своём бесприютном уюте, и они вышли потолкаться, пообщаться между собой. Яша, едва сдерживая биение сердца, поднялся лифтом на четырнадцатый и, как раз через одну дверь, увидел нужный ему номер квартиры. Раз-другой глубоко вздохнув, чтоб хоть несколько унять своё волнение, он, наконец- то, решился нажать кнопку звонка.

-Кто там?--раздалось за дверью.

-Это я, Джейк...--несколько приглушённо ответил Яша.

-О, Джейк!--дверь приоткрылась, и он увидел маленькую старушку, уставившуюся на него с изумлением. Из-за ног старушки в тёплых меховых шлёпанцах выглядывала, вроде бы из того же меха сделанная, маленькая собачонка, ну, буквально на одно лицо с хозяйкой!

Старушка явно ожидала увидеть какого-то другого Джейка, и первоначальное её изумление сменилось некоторой настороженностью. Тут и собачка зарычала весьма негостеприимно.

-Простите, не здесь ли живёт Тиола?--Яша не терял надежды: а вдруг пригласившая его девушка этой бабушки внучка?

-Тиола? Первый раз слышу... Нет здесь такой... Вот собачку мою зовут Виола, но вы же, надеюсь, не к ней?--в смышлёных глазах старушенции мелькнуло нечто вроде насмешки.

-Извините, пожалуйста,--что ещё оставалось сказать Яше, и, когда старушка закрыла дверь, он стал лихорадочно бегать от квартиры к квартире, надеясь на последнее--может быть, он перепутал, записывая букву квартиры. Нет, он вроде бы точно записал--14Е, а тут полный алфавит--не звонить же ему во все двери?

"Обманула, пошутила, насмеялась... Вот дрянь-то какая!"

И вдруг ему стукнуло в голову, что это его нарочно выманили из квартиры, и выманили в такой дождь, потому что... О! Они ведь по телефонной, книге, конечно же, узнали и имя его, и адрес... Выманили и, за время его отсутствия, обчистили... О, какие негодяи! И как он попался!

Яша изо всех сил, толчками нажимал на кнопку лифта, будто бы это могло ускорить спуск. На дворе несколько прояснилось, дождь выжимал из себя последние капли. И Яша, вознамерившийся поначалу дать кроссовую пробежку к своему дому, схватил как раз к случаю подвернувшуюся машину car service. Два доллара--чёрт с ними, зато в две минуты будет дома!

Он настороженно поднялся на свой второй этаж, внимательно осмотрел дверь и, повернув медленно ключ в замке, с превеликой осторожностью ступил в комнату.

Всё вроде бы на месте, никаких следов чьего-либо пребывания... Яша заглянул во все углы, в шкафчики и в кладовку-- нет, ничего не тронуто. Весь его нехитрый скарб пребывал в привычном хозяину порядке, весьма, конечно, относительном, а сохранившаяся кое-где пыль, ранее Яшей не замечаемая, а теперь проявившаяся вдруг под лучами заглянувшего в окно солнца, даже порадовала взгляд своей нетронутостью. Никаких отпечатков!

-Уф!--Яша облегчённо выдохнул из себя не только воздух, но и накопившееся тревожное напряжение.

И... Тут опять прозвонил телефон.

-Джейк! Как поживаете? Надеюсь, что пробежка пошла вам на пользу?.. Между прочим, поздравляю вас! Догадываетесь с чем? Посмотрите на календарь!

Календаря у Яши не было, но он понял, что к чему.

И снова этот звонкий, мелодичный смех, уже не показавшийся Яше на этот раз обворожительно-волшебным.